Что такое токенизация?

Что

Если кратко, то это процесс превращения реальных вещей в цифровые активы.

Представим, что у вас есть настоящая и относительно преуспевающая компания, общая стоимость которой достигает миллиона долларов. Сюда входит цена земли, стоимость построек, оборудование, производственных активов и других совершенно реальных объектов. Но вам внезапно остро понадобились деньги, так что вы решили продать компанию. Это можно сделать по старинке - оформить сделку, дождаться предложения и рассчитаться, либо – воспользоваться услугами посредников для всего вот этого. Но что делать, если вам нужно значительно меньше миллиона долларов, да и компания (хотя бы её часть) хотелось бы оставить себе?

Решение следующее. Вы выпускаете некоторое количество собственных цифровых токенов, даёте им определённое название, например – "коинята", и присваиваете токену право собственности на определённую долю вашего базового актива. Например, каждый коин будет давать право на 0,01% от стоимости вашей компании.

По факту, вы только что разработали алгоритм, по которому будет происходить реализация смарт-контракта в рамках блокчейна. Такие алгоритмы должны определять все особенности новых коинов или токенов – стоимость, количество, название и т.д.

Но как сделать так, чтобы новые и никому не известные коины начали продаваться и покупаться на биржах? Только с помощью платформы, поддерживающей смарт-контракты. Лучший вариант – платформы на основе блокчейна Ethereum. Если упрощать, то при работе с этим блокчейном вам понадобятся только шаблон смарт-контракта, текстовый редактор и адрес кошелька Эфириум.

И, собственно, всё – коины становятся реальностью. А поскольку для их создания использовался Эфириум, то они скорее всего подпадают под определение токенов ERC-20. И их можно уже выпускать на рынок, где их цена будет колебаться в зависимости от экономических факторов.

Как видите, с помощью блокчейна можно довольно быстро токенизировать вещи. Реальная компания получила цифровое представление в сети и стала полноценным токенизированным активом.

Но это же не новая идея?

По факту, это более современная адаптация ранней экономической концепции секьюритизации. Данная идея возникла задолго до появления криптовалют и крайне активно применяется на практике до сих пор.

Секьюритизация – процесс объединения различных договорных обязательств, таких как ипотека, автокредиты или задолженности по кредитным картам, с реальными активами и дальнейшая их продажа различным сторонним организациям или частным лицам. Полученные в результате ценные бумаги называются облигациями или обеспеченными долговыми обязательствами (collateralized debt obligations или CDO).

Собственно, именно эти долговые обязательства и привели в итоге к финансовому кризису 2008 года. В том числе и потому, что являлись также структурированными ценными бумагами, обеспеченными активами. А когда активы внезапно пропали, ценность CDO исчезла вместе с ними. Но в целом, сама идея превращения вещей в ценные бумаги – рабочая и довольно эффективная.

В чём разница между секьюритизацией и токенизацией?

Тем, что для токенизации нужен блокчейн.

Но для начала разберёмся с терминологией. Что такое токен? В базовом понимании – цифровое представление определённого актива или полезной деятельности. Звучит слишком абстрактно, так что стоит остановиться на конкретных разновидностях таких токенов.

  • Валютные. Да, криптовалюта в целом и Биткоин в частности. Такие токены строятся на собственных независимых блокчейнах и не основаны на реальных активах. Их стоимость определяется исключительно механизмом распределения. Основная цель – служить для торговли и хранения ценностей, чем они схожи с фиатными валютами.
  • Утилитарные. Предоставляют своим обладателям доступ к определённому продукту в будущем, а их стоимость идёт как раз на реализацию этого самого продукта. Хороший пример – BAT или Basic Attention Token (Токен базового внимания) – инструмент для более эффективной цифровой рекламы. С помощью этих токенов рекламодатели покупают место и время рекламы, а сами токены затем распределяются между теми, кто предлагает площадки для просмотра, и теми, кто просматривает эту рекламу. Согласитесь, если рекламу не навязывают, ещё и предлагая за неё компенсацию – это отличный повод таки пойти навстречу рекламодателям. Кроме того, некоторые люди рассматривают утилитарные токены в качестве объекта инвестиции, рассчитывая, что их стоимость будет со временем расти, вместе с ценой рекламируемого продукта и компании, его выпускающей.
  • Для обеспечения безопасности. Простая инвестиция. Для них активно используется так называемый тест Хоуи, который комиссия по ценным бумагам и биржам США использует аж с 1946 года. Правда, преимущественно для обычных активов, но и для криптовалют он тоже подходит. Тест заключается в следующем. Продаётся ли актив как инвестиция? Ожидается ли прибыль от него? Зависит ли эта прибыль исключительно от усилий промоутера, заключающего сделку? Если на все три вопроса ответ да, то мы имеет дело с секьюрити-токеном.

Хорошо, а чем же является наша компания? Воспользуемся тестом Хоуи. Да, он продаётся как инвестиционная возможность. Да, именно от вас зависит, останется ли компания, обеспечивающая стоимость Asset, прибыльной. Да, прибыль от него тоже ожидается. Так что да, Asset – токен безопасности. А из-за того, что у таких токенов нет длинных технических описаний и «белых листов», то это не смарт-контракты, а, по своей сути, акции, которые торгуются в рамках существующего блокчейна.

Зачем тут вообще нужен блокчейн?

Потому как главные из определяющих его свойств – прозрачность и неизменность.

Итак, каждая транзакция с использованием "коинят" записывается в блокчейне Ethereum. Поскольку это неизменный публичный реестр, никто не может вычеркнуть эту операцию или подделать её. И любой желающий может удостовериться, что она подлинная. Так что ваши права и юридические обязанности чётко зафиксированы и неразрывно связаны с этим токеном.

Кроме того, блокчейны делают процесс токенизации намного дешевле. Не нужно платить посредникам за бумажную работу, поскольку смарт-контракт можно создать самостоятельно и он всё равно будет рабочим. Да и комиссия на покупки и продажу "коинят" тоже будет небольшой – тоже из-за отсутствия посредников.

Плюс коины смогут продаваться 24/7 и в любой точке земного шара – как и любая другая криптовалюта.

Но не забывайте – каждый коин не только объект для инвестиции, но и даёт право владения определённым процентом вашего актива, что тоже является положительным моментом.

Это так называемся «частичная собственность», позволяющая инвесторам серьёзно улучшить диверсификацию своего портфеля. Не каждый желающий может позволить себе даже одну акцию компании Amazon. Она стоит более полутора тысяч долларов, плюс есть ограничения по количеству акций для частных лиц. Но владеть долей этой акции – совсем другое дело. Именно так и работает токенизация – теперь любой материальный объект – акции, произведения искусства, даже банальная пицца, может быть продан по частям как цифровой актив.

Уже описанная ситуация – вам резко понадобились деньги, но у вас есть компания. Вы продаёте столько коинов, сколько вам нужно, а затем, когда появляются лишние деньги – выкупаете их обратно по рыночной стоимости.

Впрочем, это тоже не новая идея – долевая собственность существовала и раньше, в виде «клубных сделок», например. Но доступ к ним имели единицы.

Кроме того, токенизация активов крайне полезна для тех областей, которые традиционно считались неликвидными – изобразительного искусства, например. Если раньше единицы могли позволить себе прикупить картину именитого художника, то после токенизации любой желающий может купить её «цифровую часть» за доступные деньги. И базовый актив начинает приносить доход намного быстрее и эффективнее. Да и инвесторам это тоже выгодно – цены на произведения искусства склонны расти, так что инвестировав 30 долларов на раннем этапе, можно получить куда больше в будущем, когда стоимость актива возрастёт.

В чём подвох?

В том, что токенизация не очень хорошо регулируется на законодательном уровне. Крайне сложно добиться того, чтобы токены начали соответствовать букве закона. Увы, даже нотариально-заверенные трастовые контракты, осуществляемые с помощью смарт-контрактов и блокчейнов, для юрисдикции большинства стран выглядят не убедительно.

С одной стороны, это правильно. Например, потому, что связь между токенами и обеспечивающими их базовыми активами должна быть неразрывной. А что станет с токенами, если обеспечивающая их цену компания сгорит? И что будет с их владельцами? Кто обеспечит защиту их прав? Только регулирующие органы, которые, пока что, не знают, как им в этой ситуации нужно действовать.

Да, уже существуют стартапы, которые, по словам их разработчиков, могут предоставить решение этой проблемы. Взять, например, компанию Standard Tokenization Protocol (STP). Разработчикии утверждают, что будут использовать официальных валидаторов для обеспечения соответствия сделок в рамках блокчейна региональным правилам. Как минимум – проверять транзакции на прохождение KYC и AML. Плюс проверять различные фирмы на предмет адекватной цифровой идентификации. Идея, вроде бы, неплохая, но пока что на практике её ещё не реализовали в полной мере.

Есть и другие варианты. Компания Tokenized, например, занимается созданием токенов, предоставляющих некоторые права в реальном мире – членские билеты, права доступа, баллы лояльности и прочее. Всё это выстраивается на базе блокчейна Bitcoin SV (BSV). По словам разработчиков, такие токены крайне легко можно регулировать. Вплоть до предоставления доступа к платформе официальным юридическим органам, которые смогут на ней создавать судебные приказы с особой цифровой подписью, способные замораживать другие смарт-контракты и даже изымать из обращения токены. Для регуляторов это крайне перспективно, но увы, данный проект пока что тоже не реализован.

Но на данный момент всё же есть возможность продажи юридически легальных токенов безопасности. Так называемое Security Token Offering (STO).

Что такое STO?

По сути – платформа для сбора средств, способная заметно облегчить и легализовать процесс токенизации.

Многие ещё помнят про так называемый бум «первичного размещения монет (ICO)». Да, это когда ещё несуществующий проект выпускал свои собственные токены, которые позволяли получать различные права, если идея таки будет воплощена в жизни. Да и купить их мог абсолютно любой желающий.

Регулятором, разумеется, не понравилось, что кто-то собирает миллионы, причём вне налоговой системы и на идеях, которые даже не были чётко сформированными, так что с ICO начали активно бороться. В ответ на это эмитенты, участвующие в ICO, заявили, что их цифровые активы – не ценные бумаги, а полноценные утилитарные токены, так что не подпадают под официальную юрисдикцию.

Однако у них ничего не вышло, поскольку критерии ценности того или иного актива опеделяются не только тем, кто этот актив выпускает. В результате разбирательств, SEC постановила, что только биткоин и эфир не являются ценными бумагами, поскольку имеют децентрализованную модель управления. Всё остальное – токены безопасности, которые подлежат регуляции. Кроме того, выяснилось, что существенна часть проектов ICO – мошеннические. Так, например, в 2017 году их доля, согласно официальным отчётам, составила 80 процентов от общего количества.

Выводы были сделаны, так что STO, сильно похожая на ICO, теперь куда больше соответствует официальным нормам. Каждый такой проект теперь поддерживается и обеспечивается реальными активами, может сотрудничать с регуляторами и участвует в уплате налогов.

Увы, даже этого недостаточно – в большинстве стран банально отсутствует нормативная база, по которой можно было эффективно регулировать подобные проекты. Поэтому в ряде стран они попросту запрещены – в Китае, Индии и Южной Корее, например.

Но в других странах ситуация иная. В Эстонии, например, токены безопасности признали на официальном уровне, так что местные компании могут спокойно с ними работать. Этим сразу же воспользовались заинтересованные лица – был запущена децентрализованная криптобиржа Exchange, которая работает с акциями популярных компаний, котирующихся на международной бирже Nasdaq, включая Apple, Tesla, Facebook и Netflix, посредством секьюрити-токенов.

Более того, Exchange предоставила возможность своим пользователям осуществлять STO не только с помощью криптовалюты, но и посредством валюты фиатной. Разумеется, инвесторы для этого должны пройти дополнительные уровни KYC, чтобы подтвердить своё соответствие директивам Европейского Союза на этот счёт. Особенно – «Markets in Financial Instruments Directive II.»

Пойдем дальше. Реальна ли токенизированная экономика?

Теоретически – да. практически – покажет время.

Если нормативная база будет должным образом скорректирована, хотя бы в наиболее значимых странах мира, то шансы на это серьёзно возрастут. Однако потенциал токенизации многие крупные компании уже оценили. В США, например, крупная компания Big Four EY начала токенизировать вино, кур и яйца с помощью собственной блокчейн-платформы. А в России, например, проект по токенизации запасов палладия собрал порядка 7 миллионов долларов.

Так что когда STO получат официальное одобрения большинства крупных регуляторов, они смогут сильно повлиять на существующую финансовую систему. И это будет ещё одно изменение мира, которое стало возможным благодаря блокчейну.